ЗОЛОТЫЕ ИМЕНА БРОНЗОВОГО ВЕКА МЫСЛИ СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА РЕДАКЦИЯ ГАЛЕРЕЯ БИБЛИОТЕКА АВТОРЫ

Авторы проекта «Folio Verso» видят
в издаваемом ими альманахе попытку
эстетической и смысловой дифференциации
литературно-художественной информации,
содержащейся в сети Интернет.
Считая, что эпоха постмодернизма клонится
к закату, они ставят своей целью постараться
заглянуть в будущее русской литературы и,
прежде всего, литературы петербургской.
К проекту привлечены видные деятели
отечественной культуры.
Найти



РЕЗУЛЬТАТЫ ПОИСКА:

 

Машевский : ... Людьми. Александр Фролов : Он их переставляет,
Это то, что я непосредственно в себе застаю. Денис Датешидзе : Я упирал всегда на то, что, когда человек рефлектирует о себе, его самого как бы и нет. Что я имею в виду. Человек всегда включен в систему языка, которая придумана не им, которая существует только в общении. И люди существуют и обнаруживают обналичивают друг друга при встрече.

Бог. Моисей молчал, когда Бог сказал ему: что ты вопишь
Но страшное пустого невидящего взгляда, чужое я уже не мог видеть телесным взгля­ дом. Невидение — невидение вины моего греха, невидение моего греха. Бог видит и мой грех, и мою вину, и мое невидение я увидел невидение своей вины в мгновенном узнании и понимании пустого, невидящего, чужого взгляда как своего взгляда я узнал себя,

Слово мне. Это и значит: Слово стало плотью. Я сказал:
Их соединение, вернее, отожествление — через — путь, истину и жизнь, через крест — Его иго и бремя, которое легко и, чем тяжелее, тем легче. Может, я не так сказал телеологичность моей жизни не от меня: я сам, всю жизнь и сейчас, должно быть, только одно и делал и делаю: пытался и пытаюсь мешать ей,

Профессор стоит столбом посреди огорода, сосредоточенно вперив взор в разливы небесной палитры и созерцая феерический июньский закат.
Профессор в сотый раз оглушительно хохочет: «Маня! И так ничего не видно». Профессор выстригает у Мани свалявшиеся пряди шерсти французской колтунорезкой, расчесывает их , бормоча: «Ты самая, самая главная… кто ж еще!..» Он знает: под челкой на морде у Мани счастливая улыбка. В деревенской лавке кончился стиральный порошок,

Чичиковым помещиков, как и порядок появления страждущих в кинофильме,
При этом в отличие от некоторых рецензентов мне не кажется, что успех фильма предопределил прекрасный сценарий, хотя в том, что он очень хорош, сомневаться не приходится, особенно это касается речей, вкладываемых в уста персонажей. Действительно, великое дело, когда сценарий дает в руки актерам человеческий текст,

Влечение к неорганическому, каменному, железному.
В двадцатом веке двоится тоже. Где кончается диагноз и где начинается симптом , не разобрать, не решить. «Я покажу вам болезнь века». – «Спасибо. Ты сам же эта болезнь и есть». «Театр абсурда», к примеру – диагноз или симптом Кафка Скорее все же симптом. 18. Знаменитая фраза, приписываемая Дельвигу «закон

Развитие поэзии налицо, потому что, во первых, меняется язык,
Поэтому для меня то, что сейчас называют «актуальной поэзией», – это просто лейбл, под которым мне пытаются всучить товар. Ну, вроде стирального порошка: «самый новый, самый лучший, стирает на 20 лучше обычного». Ну да, эта их поэзия на 20 лучше... обычного стирального порошка. Чисто торговый термин.

Хозяйка, наконец, просыпается и в халате и шлепанцах,
Глаше припомнился летний вечер в институтском подвале: из рамы подвального окна, в которой испокон веков не водилось стекла, а только зимой в самые холодные дни слесарь вставлял для тепла фанерку, в сумрак подвала волнами ниспадал с перегретого асфальта пронизанный гарью жаркий сизый воздух, а за рамой,

Но он идет без комментария. Нужно устанавливать связь,
Есть отдельные книги, которые ухватывают лишь какие то отдельные фрагменты ее самосознания. Очень много говорится, обычно с иронией, о любви самой Ахматовой к мифотворчеству. И наша задача здесь – собраться всем заинтересованным и понять, что к чему. В принципе, видимо, в противовес тому мифу, который она сама создавала,

шторы для гостиниц
Но если в истории страны прежде всего бросаются в глаза то великие победы, то великие поражения все равно отзывающиеся во всемирной истории , возникает соблазн и дальше двигаться путем наибольшей простоты — путем исторической инерции: то выбиваться чуть ли не в мировые лидеры, то скатываться на грань исчезновения — тут же,

Слушать людей я больше совсем не могу. Ну, иногда заставляю себя «через не могу».
Скарлет О Хара…тоже. Женщина, которая поднимает грузовик – потому что под ним ее ребенок. А мужской То, что у мужчин – редкость. Слабость. Сострадание. Сопереживание. Слезы. Честертоновский Отец Браун. Бежит по шаткому мостику, путаясь в рясе – несет кому то суп. Стараясь не расплескать. Старец Зосима и

Макферсона двойственный характер эстетики – продолжение сентименталистских традиций и одновременное их преодоление «высокое» и «величественное» все чаще в литературной практике начинает выступать под маской «ужасного»,
Они распространялись в списках, а после выхода «Московского журнала» 1792 г. и «Карманного песенника» Дмитриева 1796г. стали достоянием всей читающей публики. Подкупала прежде всего искренность, с которой поэт описывал свои чувства, некоторая наивность, детскость его признаний. Этот своеобразный «лирический инфантилизм»,

Зачем же летунье свободной, сильфиде Сомнения приговоренного праха,
Неуловимая подлинность та. Так же изменчиво, как облака, Столь же заброшенно и одиноко, Будто отныне небесное око Не различает тебя свысока. Так же, как время, как мрак или свет, Так же мучительно, невыразимо, Так же невнятно, как тянутся мимо Вехи событий вдоль линии лет. Так же, как снег, выпадающий вдруг

Абсиды, ведь подавляющее большинство остеологических находок в культурном слое относится к северному оленю.
Так называемая прыгающая корова на правой стене соединена мордой с решеткой, как мы понимаем, редуцированным символом в виде ловушки или препятствия на пути. Думается, что это вовсе не показ коровы в прыжке, а скорее, изображение отчаянно бьющегося на земле животного, голова которого попала в какие то неподвижные путы.

насос ахп
Еще один момент, сближающий дада и обэриутов, весьма неоднозначное отношение к традиции. Известно неожиданное утверждение Тристана Тцары: «Я люблю старое искусство за его новизну». Заболоцкий в «Столбцах» через голову Пушкина, Лермонтова, Некрасова тоже обращается к старой поэзии – к одической интонации и лексике

Для нас все было бы значительно проще, если бы нам открыли правду,
Не только гулять по оккупированному городу, но и стоять на посту истинная поэзия: «Последние часы на посту были невероятно прекрасны стоишь себе один одинешенек на вершине холма, окруженный непривычной тишиной посреди благоухающих летними травами лугов, а перед тобой море, только море по правую сторону от тебя бухта шириной десять километров,

XX века, представляли и современных классиков, и петербургских коллег,
Возникает «искусство радио» по аналогии, опять же, с привычным уже словосочетанием «искусство кино» — искусство синтетическое и, выражаясь термином политического лексикона, многополярное. Имеющее разнонаправленные ценностные оси, вносимые участниками, обладающими различным творческим багажом. И в контексте этого «искусства радио»,

Спать... Но это не дано. Видно, срублен дуб старинный.
Лишь метнулась на лестницу кошка сиамская Трефа – Ей почудился голос в пустых парусах чердака. Это голос хозяина звал ошалевшую кошку И ушел по России, и сгинул за гранью границ, И оставил раскрытым в ночи слуховое окошко, Словно вырвалась стая каких то неведомых птиц. И навеки пропала за серой стеной небосвода,

И когда оказывается, что в действительности их нет,
Женщины – изменяют, сеньоры оказываются неблагодарными, даже сын покушается на то, чтобы лишить отца жизни. В людях нет ни верности, ни достоинства, вообще человека предает все: его чувства, надежды, само стареющее и распадающееся тело, наконец, даже вера, уставшая поминутно натыкаться на низкие истины бытия.

программа для создания сайта
И втайне довольна таким поворотом. Композитор Вентейль ставил ноты в романе Пруста На пюпитр в ожиданье гостей: вдруг они сыграть Его что нибудь всё же попросят Как это грустно! Не попросят. Он гений. Откуда им это знать Он волшебник. В Париже уже и сейчас сонату Знатоки его ценят: умрет – будет жить в веках.

Собственной жизни, перегоревшей и ставшей бесформенным шлаком.
Сошли мы на остановке и, кажется, не на той. И собственный голос почти что неразличим На фоне нездешнего гула, рождённого темнотой. Добавит немного смысла, решимости больше придаст Не слишком морозный и даже не слишком туманный рассвет. И заново кто во что, как говорится, горазд Пустится в объяснения.

Все ее герои, за исключением скорбящей по погибшему мужу пленной троянки,
Орест – в надежде заслужить, если не сердце, то руку кузины. Пирр умирает. А потерявшая от горя рассудок Гермиона, проклиная Ореста, бросается в храм, где лежит бездыханное тело царя и где несчастную растерзает остервеневшая толпа, как виновницу его гибели. Кажется, от свершившейся кровавой развязки выигрывает только

Наши молодые люди пропитаны поэзией их предшественников из той «четверки»! и старших современников:
Поэма «Дельта» — о ночной прогулке с девушкой по ленинградскому взморью, описанному с деловитой, почти документальной точностью: «Во первых, отмель состояла больше из ила, чем из гальки и песка, а во вторых, везде валялись доски и бакены измятые, и бревна, и ящики, и прочие предметы неясных матерьялов и названий,

Юрьев хорошо знает, о чем пишет и использует научный аппарат не для “затуманивания”,
Человек же всегда жил – и навсегда обречен жить – в разладе с окружающим его миром, поскольку высший закон его жизни вовсе не космический, это закон божественный. Человек дисгармоничен по самому своему замыслу, его жизнь в мире трагична в принципе, ибо “природа” человека совершенно иная, чем природа внешняя,

гражданские противогазы
Кушнера прочно прикреплен к сегодняшнему городскому пейзажу и немыслим без него. По этим улицам мы ходим, в этих старых и новых районах живем. Поэту дороги и «здание Главного штаба», похожее «на желтой бумаги рулон», и трамвай, въезжающий «в жилмассив, где мириады высвечены окон», он «коллекционирует» «влажные ленинградские окна» в квартирах своих знакомых и друзей,

Пока зверьки были не страшные, почти ручные, и Дронов,
Примороженный дали ему кличку, в которой были и насмешка, и легкая боязнь. Фарида работала радиомонтажницей , что то там паяла и имела привычку тщательно отмывать руки после канифоли. Когда она появилась к вечеру, Дронов провел ее в кухню, где Анна Леонидовна варила кофе. Ну, и как там положение в Средней

Дело в том, что разрушить традицию почти так же трудно,
Кто то должен был содержать не умеющих заработать себе на хлеб жрецов искусства и служителей духа: двор, аристократия, сменившая её просвещённая буржуазия. Но, буржуазия, как сказал Адорно, не оставила наследника. Гуго фон Гофмансталь писал в одном письме вскоре после крушения Австро Венгрии: «Мы все осиротели».

Доверчивость – необходимое, условие обеспечение самотождества общественного организма.
Ницше Вольтера. Как известно на первом ответе обосновался традиционализм и консерватизм, на втором, – постмодернизм и либерализм. В этой связи я хотел бы, высказать следующую гипотезу: современная философия постмодернизма является продолжением проекта модерна, т.е. оптимистической установки Просвещения на всесокрушающую победу критического подхода к действительности.

Гумилёва обрушивалась волна праведного гнева, а он не знал,
Просто в дополнение к сказанному я хотел бы вспомнить известные слова: «Мы в ответе за тех, кого приручили». И мы также в ответе за то, что мы написали. Все мои мысли проистекают из этого тезиса. Именно вследствие того, что искусство – это, прежде всего, ответственность, нужно бесчисленное количество раз думать и бесчисленное количество раз сомневаться.

террасная палубная доска из лиственницы
Против навязанной рутинной традиции. Приходится преодолевать инерцию, чтобы не стать эпигоном. Но все равно есть единая поэзия от древности до нас, и ты в ней каким то образом находишься. И между большими кораблями твоя утлая лодчонка тоже плывет. В прозе это не так. В прозе ты пишешь против всего того,

Специфической апелляцией к целому, которое не исчерпывается набором своих видимых частей.
К первой сфере принадлежат не подлежащие сомнению чтойности — предметы мебели, продукты питания, попадающиеся под ноги камни, водные потоки и т.д., ко второй — прямоугольные треугольники с красными катетами, шестирукие женщины, подоконники, сделанные из мыльных пузырей, но также и идеальный газ, абсолютно твердое тело,

Кант, бо­ясь замк­нуть су­ще­ст­во­ва­ние “ве­щи в се­бе” субъ­ек­тив­ным пред­став­ле­ни­ем то есть све­сти сущ­ность к яв­ле­нию ,
Во вся­ком случае, ис­то­рия по­ка­зы­ва­ет, что про­цесс воз­ник­но­ве­ния но­вой куль­тур­ной па­ра­диг­мы на ос­но­ве уже су­ще­ст­вую­щих все­гда но­сит дли­тель­ный и про­ти­во­речивый ха­рак­тер. Во вто­рых. Са­мо по се­бе за­мечатель­ное стрем­ле­ние к един­ст­ву, в час­т­но­сти, куль­тур­но­му един­ст­ву чело­вечес­т­ва,

Поднес к лицу ладони и увидел Не сгустки тьмы чернильной,
Плачь, плачь навзрыд – никто твоих не видит слез! Скрывать от Бога – все равно что от себя, Он, говорят, нас даже мучает, любя. Спасибо тьме, спасибо боли и тоске, Спасибо дням, когда висит на волоске Жизнь! Полновесны эти дни и тяжелы, Воловьей поступью бредущие из мглы. Сгниет и дерево, и обратится в прах,

Вообще есть реальности, которые, по видимому, лучше всего не определять» набросок «Что такое поэзия »,
Курицын — в просторечии «смерть». Все слова вернулись в «смесительное лоно». Поэзией теперь может именоваться чистый листок бумаги. Вы абсолютно свободны. «Вакуумная литература — это свобода читателя предполагать текст... Любая чистая страница есть емкость с бесчисленным количеством невидимых текстов,

свадебная фотосессия в студии
Аналогичным образом пародируется мотив посвящения в рыцари в истории первого урока, преподанного мальчишке его жестоким хозяином слепцом, изо всей силы ударившим своего поводыря головой о каменного быка и присовокупившим к удару некий моральный вывод о пользе хитрости. Если рыцарский роман представлял собой кодекс поведения и путеводитель в достижении нравственного совершенства,

Но, пожалуй, два фактора определили его судьбу: обмороженные в блокаду пальцы и пробудившиеся уже после смерти отца и дяди семейные гены,
Расточительность наша в отношении российских талантов, усугубленная неистребимым холопьем сознаньем вот уход какого нибудь очередного «братка», пусть и государственного ранга, СМИ готовы замусолить до дыр , возмутительна и цинична, но не о ней сегодня речь. А речь о человеке, выбравшем на весь свой долгий творческий путь лишь два сугубо графических цвета черное и белое,

Раз уж моя вещь все равно есть скрытая метафора, скрытое иносказание,
Ну, и наши крупнейшие писатели ХХ века – Булгаков и Платонов – тоже круто на нем замешены… Не говоря уже о том, что, просто наблюдая за реальностью, невозможно создать не только Прометея или Фауста, но даже и Дон Кихота. Однако сам я каким то чудом целые десятилетия этого не замечал. Сначала моим кумиром был

России не первый год. Очень может быть, что эта повторяемость и есть национальная идея – в отличие от разомкнутой,
Лев Лосев в Штатах работает во многих жанрах , Чухонцев пишет, Искандер готовит сборник… – Уже не первый раз, когда я пытаюсь лит. критику всучить свою книгу стихов, натыкаюсь на вопрос: «Это проза или поэзия Стихи или статьи » И без комментариев ясно, что предпочтение отдается прозаическим текстам любого жанра.

Мне кажется, автор поэмы вскрыл здесь структуру греха.
Но в этом то и сам грех: я скрываю от себя, что я иду против Бога. Потому что кто то виноват в моем страдании: или я, или Бог. Оправдывая себя, я говорю Богу: Ты виноват. Этого не надо говорить прямо, это непосредственно вытекает из моего самооправдывания. В этом самооправдывании завершается моя ложь,

набор детей в футбольную команду
СССР под его руководством были получены первые образцы искусственной зернистой икры из молока, а затем там же была разработана технология ее производства на основе казеина, белка из разбитых яиц и других пищевых отходов. Несмеянов был очень доволен результатом, но сам, будучи убежденным вегетарианцем,

Нудные институтские лекции, нудные домашние дела – всё отступило и стало только платой за право дважды в неделю обретаться в раю.
Шоу «Приключение чернокожей девушки», я наткнулась на блестящий портрет. И я была язычницей, жаждавшей «обращения», и я увидела человека «...с такими яркими глазами, что казалось: всё его лицо – одни глаза с таким большим носом, что казалось: всё его лицо – один нос со ртом, выражавшим такое лукавое ехидство,

Подмигиванье лампы запыленной, Искрящиеся счастьем провода,
Играет школьные спектакли, Но вечность наполняет миг, И мы с тобою в каждой капле. Мир недостоин умиленья, Каким его ни принимай. Дождливый день Богоявленья, Неискушенный нежный май. Не крик ослепших в миг чудесный Дневного неба чистота. Не горний свет, а шум древесный У золотистого куста. Не прикоснувшихся к

Если бы они происходили постоянно по определенным законам природы вещей,
Они изменяются, лишь постольку, поскольку состоят из камня, земли или смешения этих тел — так как природа есть начало и причина движения и покоя для того, чему она присуща первично, сама по себе, а не по случайному совпадению Физика, II, I, 192 b 8 24 ». Физика, согласно древним, рассматривает природу вещей,

Эта мысль раскрывается при помощи ряда оппозиций,
Я стал не дохлым, а дошлым с полузабытой обидой. Я стал не умным, а ушлым, сменял овцу на корову. Могу атлантическим утром Спокойно взлететь над Хитроу. Курить махорку и «Данхилл». Пить даже сухую воду. Ко мне мой хранитель ангел не смог дозвониться по коду. И вот я сижу у стойки, уже не считаю «дринки»,

курсы школа актерского мастерства в москве
Чудовищные очереди на выставках Ильи Глазунова во многом объяснимы «читаемыми» литературными историями: царевич с перерезанным горлом залитый кровавыми реками Сталин. Даже талантливые работы театрального художника П. Белова, его остроумные ударные находки вроде надорванной папиросной пачки «Беломорканала»,

Один, два, семь… считал он удары корабельного колокола,
Вы что нибудь нехорошее думаете спросил он и, не дождавшись ответа, с дрожью в голосе стал оправдываться, дескать, бухгалтер, попал за директорскую аферу, и вы не думайте! А Клим и не думал, то ли улетая, то ли проваливаясь в иную реальность. В небе кружат вороны, их много, весь небосвод покрывает туча воронья.

Но я все равно схватил с ночного столика упаковку таблеток и проглотил сразу несколько штук.
Он, друг моего детства, очень воспитанный человек, до самозабвения любит Сэмюэля Барбера , особенно «Адажио для струнных». И мы решили послушать немного. Когда он включил запись, я подумал: а ведь мой Д вадцать пятый километр – это и есть Барбер . Вернее, не только Барбер , но и Брукнер , и Верди, и

Мир таков, каким я его изображаю, а потому с героями в этом мире закономерно происходит то то и то то.
Уэллса, но и они использованы на редкость бездарно: всего лишь для доказательства банального тезиса “чему быть, того не миновать”. Рассказчику не удается спасти попавшего в аварию велосипедиста, что могло бы послужить темой философского возможно, нетривиального! рассуждения о предопределенности всех событий и эквифинальности причинно следственных цепочек,

Однако такое уподобление представляется мне поспешным.
В таких условиях общение из радости превращается в тяжелую обязанность, от которой стремишься увильнуть, до предела ограничивая круг, замыкаясь в себе самом. В этом отношении Лидия Яковлевна была человеком уникальным, совершенно свободным от мелочной озабоченности своим , точнее, своим для нее становился предмет разговора,

И не о возгонке каких то реалий на метафизический уровень приходится размышлять,
В этот момент она существует, как бы разрываясь на грани на поверхности она еще может быть знаком или вещью, вырываясь с нее становится безделицей, всякой всячиной. Занозой является любая мелочь, опечатка в момент, когда ее улавливают. Какое имя просит себе эта сущность Пойми значит улови, поймай. Но тут просят дать имя для ухода ! ухода здесь,

 [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6] 
Помочь проекту Folio Verso:
Номер счета: 41001406209751
Support HKey
Rambler's Top100