ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ На главную



 

Пещера Ляско, или Ласко, находится во французском департаменте Дордонь на левом берегу реки Везер. До осени 1940 года основной достопримечательностью этих мест был замок Монтиньяк, который, как всякий средневековый замок, был окружен завесой таинственности, вокруг него витали легенды о сокрытых под землей сокровищах. На их поиски и отправились четверо подростков. Этому путешествию предшествовало вполне заурядное событие: на доминирующем в округе плато, в глубине леса, упало большое старое дерево, скрывавшее щель в земле. Хотя вырванные корни еще не обнажили узкого отверстия, но у пытливых подростков возникло предчувствие, что ниже – пустота и неизвестность. Во вторник 12 сентября 1940 года Марсель Равида, Жак Марсаль, Жорж Аньель и Симон Коэнка отправились в свою ставшую впоследствии знаменитой экспедицию. Расширив отверстие в земле, они проскользнули по узкому лазу, проползли несколько метров, прежде чем попали в главный зал – так называемую Ротонду быков. Перемещаясь по подземному переходу, искатели приключений постепенно привыкали к темноте. Наконец их глазам предстала удивительная картина – огромные красные бизоны, желтые лошадки, самцы оленей, словно парящая в воздухе корова. Животные как бы мчались навстречу своей новой судьбе.

Краски были яркими, как будто не прошло тысяч и тысяч лет, отделявших создателей изображений от визита юных посетителей. На следующий день были обнаружены другие подземные галереи, местами довольно узкие переходы.


Но наиболее захватывающее открытие поджидало подростков в глубоком колодце, куда один из мальчиков спустился по веревке. На стене красовалась великолепная сцена, напоминавшая современную испанскую корриду: раненый бык и поверженный им тореро.

Пещера Ляско интересна тем, что ее изобразительные ансамб­ли, обладая поразительным стилистическим единством, видимо, были созданы не сразу, но в сравнительно короткий период, где-то в промежутке 14,5-15 тысяч лет до н. э. Организация символических комплексов определялась как содержанием, функцией, так и топографией — отдельными галереями, залами или потаенными местами в глубине пещеры.


В подземелье не было случайного нагромождения изображений. Это за исключением пещер Шо ве и Коскер, наиболее раннее из известных святилищем с огромным и совершенным комплексом живописных и гравированных изображений. В ней уверенно идентифицировано более тысячи изображений, среди них пятьсот девяносто семь фигуративных, большая часть которых скопирована и опубликована. В пещере два этажа, нижний в целом пока недоступен. Сравнительно недавно через вход в виде узкой щели с трудом попадали в проход к большой Ротонде быков, из которой идут две галереи. Одна — того же направления — названа Осевой, другая, справа, простирающаяся из Ротонды быков на юг, получила разные наименования по участкам. Первый участок до разветвления, названный Пассажем, имеет прямое продолжение на юг: это Неф, за которым вместе с подъемом начинается Львиный тупик, включающий в себя Переход с небольшим залом, оканчивающимся южным провалом — Преисподней. Но, видимо, самое важное ответвление, резко уходящее на запад, начинается до Нефа в конце Пассажа в виде относительно просторной Абсиды. В конце нее находится знаменитый провал-колодец с известными изображениями человека, бизона, носорога.

Начинается ансамбль с так называемого «Зала Быков» или «Большого зала» . Быки имеют огромные размеры (4-6 метров). Такое впечатление, что находящиеся перед нашими глазами росписи не рассчитаны на человеческое восприятие. Вызывают интерес различные комбинации изображённых здесь животных. А. Леруа-Гуран четко различает четыре топографические единицы. Фриз разделен на две части: первая группа — быкоподобное чудовище "Ликорн" с отвислым животом и прямыми, как пики, длинными рогами (это изображение отождествляют с туром), два огромных быка (А. Леруа-Гуран предполагает, что это большие коровы) и десять лошадей, все они направляются вправо; вторая часть (справа от выхода) состоит из двух мощных быков (один из них достигает 6 метров) и одной коровы. Под ними три небольших быка, шесть благородных оленей и маленький медведь, скрытый в широком размытом контуре живота второго крупного быка. В этой части фриза центральная фигура коровы и два больших быка с пятью оленями повернуты влево, а три маленьких красных быка, один олень и медведь — вправо.

Что общего между животными левого ряда и зачем они изображены здесь вместе? В. Н. Топоров назвал такую связь между изображениями "присоединительной": "присоединительная связь - единственный из способов организации палеолитических текстов (живописных и словесных), доступных более или менее надёжной реконструкции". Те же способы изображения А. А. Формозов характеризовал примерами простейших метонимических связей по примыканию: А+А+А...; А1+А2+А3...; Б+Б+Б...; А+Б+В+Г, где А обозначает один и тот же вид животных, Б - другой, А1, А2, А обозначают особей одного и того же вида, различающихся какими-либо признаками (пол, возраст и. т. д.). Цепочка наскальных изображений, как нанизанные один за другим клыки представляют собой аналогию метонимическим высказываниям.

С Залом Быков непосредственно связан Осевой тупик (или Осевая галерея ) — юго-восточная галерея, в которой имеются очень похожие на описанные выше персонажи. Крупные фигуры в длину приближаются к 2 м. В начале этой галереи на белом кальцитовом потолке за лошадью изображен большой ревущий олень. Внутри нее на северо-восточной, левой по пути в глубину стене, где-то в средней части, навстречу скачет огромный красно-коричневый бык. На его корпусе изображены одна за другой бычьи головы; четко видны пять пар желтых рогов. Не исключено, что это суммарное изображение стада. Точно напротив, но не на стене, а уже на кальцитовом белом своде широкой черной линией огромная бычья голова с шеей. Остальные бычьи показаны в стремительном движении вглубь пещеры.

 

 

Все лошади как бы движутся из Ротонды быков через проход в Осевой тупик. Там, за небольшими исключениями, они как бы двигаются по левой стене и, можно сказать, возвращаются по правой, минуя своеобразные символические препятствия — решетчатые знаки. Только три из шестнадцати лошадей показаны двигающимися в обратном направлении, то есть в глубину галереи. На этой же стене против общего движения лошадей изображены коровы и некоторые другие животные. Часть изображений коров непосредственно связана с решетчатыми знаками. Совершенно ясна намеренная организация изображений. Так называемая прыгающая корова на правой стене соединена мордой с решеткой, как мы понимаем, редуцированным символом в виде ловушки или препятствия на пути. Думается, что это вовсе не показ коровы в прыжке, а скорее, изображение отчаянно бьющегося на земле животного, голова которого попала в какие-то неподвижные путы. Близкий аналог мы находим в Пассаже. Правда, это изображение лошади без решетчатого знака, но зато она вы­гравирована на полу пещеры. За прыгающей коровой после четырех лошадей изображены морда к морде пара козлов, с головой одного непосредственно соединена решетка .

В конце Осевой галереи находится сдвинувшийся, обвалившийся большой блок, перегородивший более или менее широкий проход к узкому извилистому тоннелю. Блок можно обойти. Над ним изображение перевернутой лошади, которая вместе с тремя другими создает впечатление спирали. Далее изображений нет. Наклон пола Осевой галереи в сторону тупика, видимо, свидетельствует о направлении движения воды. Существует некоторая вероятность, что где-то около упавшего блока или под ним находится мощный понор, по которому в древности водный поток спускался на уровень нижнего этажа. Такая топографическая система более четко выявляется в других частях пещеры Ляско.

Пассаж, Абсида с колодцем и Неф . Вход в Пассаж находится в Ротонде, справа у фриза с гигантскими быками. В свое время Пассаж, состоящий из пяти небольших расширений, был покрыт такими же живописными изображениями, что и фриз в Ротонде быков. Большие красочные фигуры исчезли и только слабые следы свидетельствуют об их былом существовании . Однако в Пассаже остались хорошо различимые гравировки: горные козлы встречаются редко, бизоны, быки и много лошадей.

В конце правой стены Пассажа (при движении в пещеру) в западном направлении простирается Абсида диаметром до 5 м с куполом и двадцатиметровой по периметру стеной. На ней более тысячи начертаний; идентифицировано двести пятьдесят животных и столько же знаков: одни изображения сделаны поверх других, образуя цепочки лошадей, оленей, быков и других животных. Лошади преобладают — их сто двадцать пять, бычьих сравнительно мало — тридцать восемь, благородных оленей — пятьдесят восемь . Среди изображений есть гигантские, но есть и очень маленькие; наряду с этим — множество отдельных голов. Как известно, часть изображенного животного вполне замещает целое; но, возможно, первобытные представления невольно на­ложили отпечаток на изобразительную систему. Переполненное замкну­тое пространство в Абсиде напоминает котел, где хаос творческого первоначала в виде мечущихся животных по контрасту с организованными композициями должен занимать основополагающее, центральное место.

Среди всего этого нагромождения — множество знаков, в том чис­ле прямоугольных решетчатых символов. Особую роль, видимо, играет огромное количество своеобразных изгибающихся лент, состоящих из рядов тонких параллельных линий. Некоторые из этих все опутывающих знаков исходят как бы из точки, веерообразно расходясь лентами вниз и образуя подобия изображений шалашей. Эти знаки не только "опутывают" животных на стенах, но находятся также на плафоне среди спиралевидно расположенных лошадей и единственного в пещере северного оленя. Думается, что здесь можно поискать ключ к разгадке Абсиды, ведь подавляющее большинство остеологических находок в культурном слое относится к северному оленю. Северная и южная стены сходятся у вертикальной расщелины, в начале которой распо­ложен знаменитый колодец. Животные изображены двигающимися к расщелине с колодцем и от них.

На противоположной стороне колодца в труднодоступном месте изображена уникальная сцена с тремя персонажами. Это бизон, из его вспоротого живота вываливаются внутренности; убитый или раненый человек с птицеобразной головой лежит, раскинув руки перед бизоном. Рядом изображены копьеметалка, наконечник гарпуна и на задней части крупа бизона — древко, а слева нарисован удаляющийся, метящий свою территорию, носорог. Все они объединены единой тех никой рисования черным контуром с частичным заполнением силуэта и мощным энергичным штрихом, показывающим шерсть. Вся сцена занимает пространство по горизонтали около 3 м. Другие очень слабо процарапанные изображения, например лошади и быка, мы не рассматриваем. Носорог — опасное животного. Кошачьи и носороги в Ляско, Фон де Гом, Комбарелль занимают отдален­ные от входов тупики. В Ляско носорог нарисован как бы отдельно от четко противопоставленных друг другу человека и бизона. Может быть, они оба жертвы носорога? Но могут быть и другие варианты. Обычно эта сцена расшифровывается без носорога: человек ранил бизона, а бизон убил человека.

Хронологию событий установить достаточно сложно. Вероятно, это изображение определённого ритуала, связанного с бизоном. О неком религиозном обряде свидетельствует воткнутый в землю посох или фигурная копьеметалка. Перед нами разыгрывается мистерия, вовлекающая зрителя в происходящее событие. Если же говорить о фигуре удаляющегося носорога, то она обнаруживает известную независимость от происходящего и, наверное, не является участником переданного в центре события. Правда, некоторые исследователи [1] предполагают временной аспект этой сцены, где разворачиваются два события: сначала произошёл поединок между бизоном и носорогом. Победу одержал носорог. Смертельно раненый бизон с распоротым брюхом набрасывается на охотника, после того, как носорог предпочёл удалиться с места происшествия.

В самом конце Пассажа, минуя вход в Абсиду, по суще ству уже в начале Нефа (средней части большой галереи), на восточной сте не располагается панно с семью головами горных козлов и одной ланью, раньше их протомы были нарисованы краской. Головы козлов повернуты к выходу, а ниже находится панно «тройного» бизона с группой лошадей. Бизон двигается вглубь пещеры, в противоположном направлении — лошади, многие из них связаны с четырехугольными, частично незаконченными решетчатыми знаками. Любопытно, что один знак нарисован с загнутым вниз хвостом — интересный аналог решеток из Каповой пещеры на Урале. Центральная лошадь в изображен­ном стаде, имеющая множество голов, как будто сама символизирует це­лое стадо. Она поражена семью дротиками, а на ее задней части нарисована голова козла. На корпусе бизона также изображено семь гарпунов. В целом сюжет повторяется в Осевой галерее (композиция с прыгающей коровой) и в Нефе по этой же стене (Панно черной коровы) . В Нефе на противоположной западной стене располагается так называемое "Панно плывущих оленей". У четвертого по порядку оленя рога пересечены семью крупными точками . Можно предложить другой вариант интерпретации. Возможно, эти протомы символизируют частичное проявление, выход животных из скалы (?), и видимо, неслучайно число семь.

В конце нефа примечательна очень динамичная группа «разбегающихся бизонов».

Кратко охарактеризуем конечную часть большой галереи Ляско — Львиный тупик, представляющий собой неровный коридор со своеобразными расширениями и сужениями, а также провалами. Каждое из расширений имеет свою изобразительную тематику. Эта часть является непосредственным продолжением Нефа и начинается с подъема. В конце подъема находит­ся Львиный зал, в котором изображены семь кошачьих — пять с направ­лением в глубину и два — к выходу. Один из них, как пишет А. Леруа-Гуран, рычит и метит свою территорию . В этой же части пещеры имеется плохо сохранившееся панно с группой горных козлов и ланью. Тема перекликается с семью козлами и ланью в начале Нефа. Далее до провала идут панно с решетчатыми знаками, за­тем с маленькой лошадью и бизоном в позе нападения, потом — панно с лошадьми и животным без головы. Перед переходом над провалом идентифициро­ ваны две головы лошадей и столько же львов. Наконец, встречается последняя фигура бизона в позе угрозы, которая ас­ социируется с бизоном колодца Абсиды.

 

Сравнение видового состава фауны из единственного слоя древнего мадлена с изображениями животных на стенах пещеры сразу же ставит один из кардинальных вопросов. На стенах и потолках Ляско нет или почти нет изображений животных, которые бы имели большой удельный вес в охоте, что полностью противоречит существующей в литературе концепции функционирования наскального палеолитического искусства в качестве магического средства охоты или плодородия в общепринятом смысле. И это несмотря на то, что в пещере имеются изображения жи­вотных, пораженных копьями или стрелами. Примечательно, что в слое обнаружено 77,8% костей северного оленя от всех костей животных разных видов. На стенах же северного оленя нет, кроме одного. Далее округленные цифры по фигуративным изображениям даются из расчета 597=100%, по Д. Виалю. Так, 60% изображений лошадей совершенно не согласуются с остатками этих животных в слое: они обнаружены лишь в количестве 0,8%. Благородный олень: на стенах составляет 11%, в слое — 1,5%; бычьи, включая бизонов: в качестве изображений представлены 6%, в слое — 0; изображения горных козлов — 2,8%, в слое — 0. Мамонта нет ни на стенах, ни в слое.

К тому же наблюдается неравномерное распределение изображений по видам на отдельных участках пещеры. В этом отношении выделяется Апсида, в которой сосредоточено 42% всех фигуративных изображений. Далее, по убывающей, идет Пассаж — 27%, Осевая галерея содержит 9%, а Ротонда быков и Львиный тупик — примерно по 6%.

В Пассаже и Апсиде 70% изображений всех лошадей Ляско. Распреде­ляются они в этих частях поровну. Благородные же олени только в одной Апсиде представлены 80% всех изображений данных животных. Пассаж и особенно Апсида с колодцем, если опираться на эти цифры, в структуре организации изображений имеют свое особое значение . В Пассаже многочисленные гравированные лошади имеют небольшие размеры — приблизительно 40-60 см в длину. В Апсиде же изо­ бражения разные: маленькие от 20 до 60 см, а крупные, в качестве акцентов, около 2 м и больше.

Приведенные соотношения дают верную картину, хотя часть изображений не сохранилась или осталась неидентифицированной. И, тем не ме нее, пещера Ляско представляет тот счастливый случай, когда многие изо бразительные комплексы сохранились наилучшим образом.

Предполагается, что символическое оформление стен и сводов пещеры прошло два этапа. Первый связывают с круглой формой лошадиных копыт, второй — с овальной. Обычно ссылаются на ансамбль с черной прыгающей коровой и маленькими лошадьми из Осевой галереи и на панно с черной коровой из Нефа ; упомянутое панно также в своей правой части связано с лошадьми с круглыми копытами. В этом вопросе нет ясности, так как овальные или круглые копыта, а также другие, может быть, несущественные различия в манере рисовать могут при­надлежать разным мастерам, отдельные же композиции могли быть созданы в течение нескольких часов. Очевидно одно: мы видим очень близкие мифограммы с одними персонажами. Тем не менее, смена изобразительных манер существует. В известной сцене в Абсиде на стенке Колодца, где носорог, птицечеловек и бизон написаны в одной манере — краской, а голова лошади, быка и другие не­ясные изображения тонко гравированы. Рисунок краской перекрывает ра­нее выгравированные сюжеты.

Изображения пещеры Ласко сливаются друг с другом, образуя пёстрый живописный фриз. Брейль разбил их на четырнадцать подгрупп в зависимости от стиля, техники и сюжетов.

В 1963 году, решением министра культуры Франции А. Мальро, Ляско была выкуплена государством и закрыта для посетителей на 14 лет. Благодаря долгой и кропотливой работе целого коллектива археологов, биологов, химиков, спелеологов и геоморфологов живопись и графику пещеры удалось уберечь от разрушения. И сейчас вход в Ляско закрыт для туристов. Пещеру может осмотреть только специалист и то по предварительной заявке, которая подается чуть ли не за год. В день в пещеру могут войти не более 6 человек. Два дня в неделю пещера вообще закрыта.

 


Информация взята из следующих источников:

Филиппов А.К. Хаос и гармония в искусстве палеолита. СПб., 2004.

Любимов Л. Искусство Древнего мира. М., 1980.

Померанцева Н.А. Первобытное искусство: От древнейших культур к ранним цивилизациям. М., 2006.

Художественная культура первобытного общества. Хрестоматия. Сост. И.А. Химик. СПб., 1994.

Первобытное искусство. Виртуальный музей. http://vm.kemsu.ru/rus/preart-diff.html

European Prehistoric Art . http://www.europreart.net/index.htm


[1] Любимов пишет: «В пещере Ласко мы все же встречаем редкую попытку изобразить массовую сцену с каким-то сложным сюжетом. Раненный копьем бизон, из брюха которого вываливаются внутренности. Перед ним поверженный человек. А в стороне носорог, который, быть может, и восторжествовал над человеком. Трудно установить точное содержание этой наскальной «бытовой» картины. Человек изображен схематично, неумело, как рисуют дети. Но ни один ребенок никогда бы не передал так трагедию погибающего бизона, грузную и спокойную поступь победно удаляющегося носорога. Все это — прославление не человеческого могущества, а звериного, над которым человеку еще надлежало восторжествовать» ( Любимов Л. Искусство древнего мира. М., 1971) .

НА ГЛАВНУЮ ЗОЛОТЫЕ ИМЕНА БРОНЗОВОГО ВЕКА МЫСЛИ СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА РЕДАКЦИЯ ГАЛЕРЕЯ БИБЛИОТЕКА АВТОРЫ
   

Партнеры:
  Журнал "Звезда" | Образовательный проект - "Нефиктивное образование" | Издательский центр "Пушкинского фонда"
 
Support HKey
Rambler's Top100    Яндекс цитирования    Рейтинг@Mail.ru