ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ На главную



 

 

.

 

Несколько лет назадзнакомый школьный учитель, представитель «потерянного поколения»,рассказал мне о своём опыте преподавания истории Великой Октябрьской Социалистической Революции и Гражданской войны в старших классах.

–Не хочу огульно хаять нынешнюю молодёжь, так как хорошо помню себя и своих сверстников в их возрасте. Одним интересно, они хотят знать больше, чем даёт школьная программа, другим это всё ехало-болело. Но вот что меня озадачило. Моё поколение – те, кто заканчивал школу незадолго до распада СССР – воспринимали Гражданскую войну как борьбу «наших» с «ненашими». Может быть, потому мы не могли дистанцироваться от событий семидесятилетней давности, что ещё застали участников – наших прадедов. Может, потому, что воспитывались на таких фильмах, как «Неуловимые мстители», «Макар-следопыт», прекрасных в художественном отношении и всё же освещающих события односторонне. Белогвардейцы в них представлены такими ностальгирующими дебилами, с ротой которых запросто может справиться один десятилетний смекалистый пацан. Когда хлынула волна «перестроичных» материалов, мы ударились в противоположную крайность: «нашими» стали белые. Как же – они ведь поднялись за старую Россию, за её поруганную культуру, за духовные основы и скрепы! А красные, наши прадеды то есть, вдруг оказались по ту сторону баррикады. Ну, в лучшем случае, жертвами большевистской «промывки мозгов». Нынешнее же поколение школьников уже в достаточной степени эмоционально дистанцировалось от событий, для них война между красными и белыми в России в начале ХХ века – явление примерно того же порядка, что и война Алой и Белой Розы в Англии Х V века.

Хорошо это или плохо – эмоциональная дистанцированность от исторических событий? Я, разумеется, имею в виду не ту, о которой писал Губерман:

 

Любую можно кашу мировую

Затеять с молодёжью горлопанской

Которая Вторую Мировую

Уже немного путает с Троянской.

 

Я всего лишь о непредвзятости суждений.Сейчас много говорят о сознательном искажении истории в современных учебниках. Но вот открываю я советский учебник для 9 класса 1988 года и читаю, что генерал Корнилов (арестовавший царскую семью в 1917 году), оказывается, и на период 1918 года был «ярым монархистом». Авторы не сочли нужным упомянуть о категорическом отказе Деникина сотрудничать с нацистами в годы Второй Мировой. Да, советское образование было одним из лучших в мире, но идеологические перекосы, и в частности, упрощённое представление о Гражданской войне, имели место. Белые занимали в сознании среднестатистического советского школьника примерно такое же место, как немцы во Вторую Мировую. А ведь социальный состав и Красной, и Белой армий по пестроте был приблизительно одинаковым. Ну не была это война эксплуататоров с эксплуатируемыми! Нет, этот мотив тоже, разумеется, присутствовал. Но он был одной из граней данного явления, которое ни в коем случае нельзя трактовать упрощённо и уплощённо, как это делали раньше идеологи советского строя, и как это делают сейчас либералы или монархисты.

Тридцать процентов офицерского состава бывшей Императорской Армии присягнуло новой власти, решив, что правительство меняется, а Россия остаётся. А в армии Колчака, например, служили рабочие Уральских заводов, выступившие против политики военного коммунизма и уравниловки: ими были укомплектованы две дивизии – Ижевская и Воткинская. Да и Деникин был отнюдь не потомственным эксплуататором, а внуком крепостного крестьянина и сыном рекрута, дослужившегося до офицера. Это была война Нового и Старого миров, так, по крайней мере, видели её участники конфликтующих сторон.

Разве не порочна сама логика, согласно которой, например, Брусиловский прорыв – это наша слава и гордость (раз руководитель данной военной операции впоследствии перешёл на сторону Красной Армии), а беспримерная оборона крепости Осовец, вошедшая в историю как «Атака мертвецов», даже не упоминалась (раз большинство её выживших участников оказалось в стане белых)?

Этот перекос в конечном счёте и вышел боком системе, сработал против неё, когда в период перестройки маятник общественного мнения качнулся в противоположную сторону – тотального отрицания всех советских смыслов и ценностей.

Нет, идеологическая непредвзятость не предполагает равнодушия. Она всего лишь предполагает принятие своего прошлого – такого, какое досталось. Не выбирая, не отсеивая, не деля на «хорошее» и «плохое». Как говорил лидер «Русской весны» на Донбассе Игорь Гиркин (Стрелков), сумевший сплотить вокруг идеи Новороссии наследников красных и белых – «Мне близка идеология Белого Движения – в исторической ретроспективе, разумеется. Но история России не заканчивается 1917 годом».

Ну, так получилось, что нет у большинства из нас ни «голубых кровей», ни «белой кости» в анамнезе. И обращение «господа» в автобусах и в очередях звучит как приевшаяся шутка или издёвка. Так что – стесняться своего прошлого? «Времена не выбирают» сказал классик русской поэзии. И историю, простите, тоже. И цикл стихов Марины Цветаевой «Лебединый стан» прославляющий белогвардейцев, и поэма Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки» – неотъемлемая часть нашей культуры, золотые страницы русской поэзии ХХ века периода Гражданской войны. Отсутствие политической ангажированности – не самая худшая платформа для преподавания и изучения истории.

Мою позицию по этому вопросу можно упрекнуть в том, что в ней нет ничего, что сколько-нибудь принципиально отклонялось бы от генеральной линии российских властей, которые день 7 ноября стыдливо предложили назвать «Днём примирения и согласия» (видимо, чтобы не задевать чувства тех, кто полагает себя наследником белых). Я – честно – против того, чтобы отменять или переименовывать праздник, выстраданный поколениями людей. И вообще хочется поставить в пример наших соседей – финнов, которые не разрушили НИ ОДНОГО (!) памятника имперскому прошлому, как бы они к нему ни относились. Пусть для кого-то он будет годовщиной Великой Октябрьской Социалистической революции, а для кого-то – Днём примирения. Но когда наразличных интернет-площадках участники дискуссий до сих пор ломают копья по вопросу о том, кто прав, кто виноват и кому следует симпатизировать – красным или белым – хочется задать диспутантам вопрос: а вы там были? И напомнить слова учителя истории из фильма «Доживём до понедельника»: «То и дело слышу: "Жорес не учел", «Герцен не сумел", "Толстой не допонял ". Словно в истории орудовала компания двоечников». Легко давать умные советы людям, жившим сто лет назад.

Так что давно пора уже слезть с броневика, перестать махать шашкой и осмотреться. И понять, что у обеих сторон были свои резоны – более заслуживающие уважения, чем «всё поделить» – с одной стороны, или «загнать чернь в стойло» – с другой. И что ни те, ни другие не были ни демонами и не ангелами. И что, в конце концов – Толстой и Маркс в помощь – у истории свои закономерности, мало зависящие от воли отдельных индивидов.

 

 

НА ГЛАВНУЮ ЗОЛОТЫЕ ИМЕНА БРОНЗОВОГО ВЕКА МЫСЛИ СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА РЕДАКЦИЯ ГАЛЕРЕЯ БИБЛИОТЕКА АВТОРЫ
   

Партнеры:
  Журнал "Звезда" | Образовательный проект - "Нефиктивное образование" | Издательский центр "Пушкинского фонда"
 
Support HKey
Rambler's Top100    Яндекс цитирования    Рейтинг@Mail.ru