ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ На главную



24 января 2003 г. на Канонерском острове в актовом зале школы № 378 состоялось открытие Театра поэтов “Послушайте!”.

Организаторы театра убили сразу двух зайцев, создав одновременно и труппу актеров, и литературное объединение. Впрочем, кружок юных стихотворцев сформировался, конечно, раньше. По-видимому, со временем беспокойной пишущей молодежи надоело просто читать друг другу стихи. Победила свойственная юности страсть позировать, играть, в общем - быть на публике. Однако концептуальный фундамент у новорожденного театра всё-таки есть. Это - старая как мир попытка осуществить синтез искусств.

Итак, театр и поэзия едины. Обладающий всеми качествами авторитарного лидера, художественный руководитель театра Владимир Антипенко железной рукой проводит эту идею в жизнь. “Если кто-нибудь из приглашенных сюда будет читать свои стихи просто так, то на эту сцену он больше не взойдёт”, - заявил он, имея в виду, что непременным условием для поэта, пожелавшего выступить в Театре “Послушайте!”, является умение не только с выражением прочитать, но и “изобразить” написанное средствами пантомимы, используя театральный реквизит. Из вступительной речи Владимира Антипенко следует, что главный творческий принцип театра - импровизация, игра в поле предлагаемых обстоятельств. Впрочем, то, что произошло спустя пять минут после начала вечера, явно не было экспромтом. Объявив о том, что они “никому в этом городе не нужны”, мэтр и его команда внезапно покинули актовый зал, оставив зрителей в полной растерянности. Те из гостей, которые пришли в себя быстрее других и последовали за блудной труппой, стали свидетелями того, как актеры-стихотворцы высыпали на лед Финского залива и устроили там настоящее пиротехническое шоу. Под грохот петард, под визг ракет они во весь голос требовали, чтобы публика как можно энергичнее звала их обратно на берег. “Поэты, вернитесь!” - послушно скандировала толпа, и когда, наконец, беглецы вняли гласу народа и подались назад, возле дверей приютившей их школы состоялась торжественная церемония перерезания красной ленты, символизировавшая официальное открытие театра. Вместо ленты, правда, был использован толстый красный канат, а роль ножниц исполняла зубастая ножовка. Во всём этом действе как нельзя ярче проявилась страсть членов поэтического драмкружка к всякого рода хэппенингам и “нестандартным ходам”, столь характерным в своё время для представителей юного русского авангарда. В актовом зале захолустной, плачущей по комплексному ремонту 378-й школы (честь и хвала её директору, смелому человеку) они устроили настоящую лабораторию по клонированию кумиров столетней давности. Организаторы театра взяли у Маяковского не только название для своего детища. Владимир Владимирович (естественно, ранний, дореволюционный, а не плакатно-кумачевый) лезет там буквально изо всех щелей. Равно как и Бурлюк, и Крученых, и вся прочая футуристическая братия. Очевидно, что сама концепция театра берет свое начало оттуда - из бурных десятых годов минувшего века, когда тяготеющая к внешнему эпатажу неприкаянная молодежь стала выходить из формата “традиционных” поэтических вечеров, превращая свои выступления в абсурдистские спектакли.

Большая часть стихов, прозвучавших из уст питомцев Владимира Антипенко, к сожалению, не отличается ни философской глубиной, ни эстетической притягательностью. Актерским мастерством ребята владеют куда лучше, нежели пером. Грех лицедейства в них много сильней, чем тяга к литературе - настоящей литературе.

Неискушенными в искусстве слова показало себя и большинство гостей театра “Послушайте!”. Со сцены выступили и поэты-“одиночки”, и члены ряда питерских литобъединений - клуба “XL”, лито “Пиитер”, “Шестая линия” и др. На приглашение Антипенко откликнулись не только многочисленные петербургские авторы, но и стихотворцы из Святогорска и Выборга. Многие из выступавших приняли идею Театра поэтов “на ура” и с энтузиазмом разыгрывали своеобразные моноспектакли. Остальные прочли свои опусы в “общепринятой” манере.

Трудно сказать, удастся ли молодым поэтоактерам реализовать сколько-нибудь плодотворное слияние двух искусств. История знает немало попыток гибридизировать Эвтерпу и Мельпомену. Но поставить спектакль по произведениям поэта (как это, например, было в “Современнике” при участии Высоцкого) и создать целый театр, где стихотворцы демонстрировали бы свои опусы в сублимированном сценическом виде - это, как говорят в Одессе, “две большие разницы”.

Какое место займет Театр поэтов “Послушайте!” в контексте петербургской культуры и какое отношение он имеет к литературе, судить пока трудно. Бесспорно, это - интересный творческий эксперимент. Однако подлинная поэзия всё-таки не нуждается в театрализации. Она самодостаточна.

Александр Вергелис.

НА ГЛАВНУЮ ЗОЛОТЫЕ ИМЕНА БРОНЗОВОГО ВЕКА МЫСЛИ СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА РЕДАКЦИЯ ГАЛЕРЕЯ БИБЛИОТЕКА АВТОРЫ
   

Партнеры:
  Журнал "Звезда" | Образовательный проект - "Нефиктивное образование" | Издательский центр "Пушкинского фонда"
 
Support HKey
Rambler's Top100    Яндекс цитирования    Рейтинг@Mail.ru