ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ На главную



Эта история “двух товарищей”, продуманная в художественном отношении до мельчайших деталей, обладает какой-то особой, “пролонгированной” силой воздействия: она прорастает в твоей душе как-то подспудно, неторопливо, формируя некий важный пласт духовной памяти. Непосредственно же после просмотра фильма сколько-нибудь сильных, “катарсических” ощущений, напротив, почти не испытываешь. Да, интересно, глубоко; замечательно сыграно, и планы с плывущими, запорошенными белоснежными островами, сине-прозрачными водами – прекрасны, но… как бы всё ясно. Непонятно, пожалуй, только, как такой фильм мог попасть в четверку российских блокбастеров 2006 года.

По всем параметрам не должно такое кино увлекать современного массового зрителя, практичного, мобильного, - мировосприятию которого ближе всего динамика и мелькание клипа. А в “Острове” хотя происходит смена эффектных кадров, но с такой “черепашьей” скоростью, что кажется: фильм время от времени “зависает”. Точнее так может казаться... И сюжет решен в лучших чеховских традициях. Ведь ничего, собственно, не происходит: странный монах таскает в тачке уголь, пьет кипяток в своей кочегарке и все кашляет, кашляет. Ну, еще - над народом “прикалывается” и бесов гоняет. Или вдруг кинет всё и плывет на остров, промерзлый, заснеженный, шапку с себя сдирает и начинает молиться, плакать. А если спросят, о чем фильм, то, пожалуй, и не ответить сразу. Как там, в анонсе, на DVD написано? – “Вторая мировая война. Баржу, на которой Анатолий и его старший товарищ Тихон перевозят уголь, захватывает немецкий корабль. Вымаливая пощаду у немцев, Анатолий – расстреливает Тихона. Немцы оставляют труса на заминированной барже, но благодаря помощи монахов, проживающих в монастыре на острове, ему удается выжить. Проходят годы. Старца Анатолия почитают за праведную жизнь и чудесную помощь, которую он оказывает приехавшим людям. Однако страшный грех убийства, не дает ему покоя”.

Оставим удивительный русский язык и своеобразную пунктуацию на совести составителя (он не специально: такова, увы, общая тенденция) и обратим внимание лишь на последнюю фразу, в которой, судя по всему, сформулирован основной “смысл” картины: “Однако страшный грех убийства, не дает ему покоя”.

Так о чем, собственно, фильм? О раскаивавшемся убийце? Но, во-первых, как выяснится, Анатолий не убил Тихона. Тут, конечно, нет никакой личной заслуги героя, но, повторяю, не убил. А если бы это и произошло, все равно есть у него “грех”, который потяжелее будет, чем “насилие над ближним”. В дантовском аду такие казнятся на самом последнем круге – девятом. Тогда как убийцы (вместе, кстати, с самоубийцами) собраны на седьмом, не самом “страшном”. Я говорю, конечно, о предателях и предательстве. Иуда он, - старец-то Анатолий.

Но не это составляет, так сказать, “главное размышление” создателя киноленты. Хотя, безусловно, на каком-то втором плане проблема предательства постоянно проступает, “маячит”, воскрешая хорошо знакомую, скажем, по тому же “Сотникову” Василя Быкова ситуацию. Правда, в “Острове” всё каким-то хитрым образом перевернулось: герой (наверняка, комсомолец или коммунист), расстрелянный своим же товарищем, чудом выжив, становится банальным советским адмиралом, далеким от всякой там мистики. А трус, предатель, вывший от животного ужаса и ползавший перед фашистами на коленях, - оказывается святым старцем, провидцем и спасителем заблудших и несчастных. Как так? Воистину, неисповедимы пути Господни…

И все-таки не в убийстве и предательстве здесь дело. “Святым меня почитаете… За что мне такое?”, - искренне недоумевает старец Анатолий, - “Грехов-то, грехов за мной…”. В самом деле, как мог Создатель остановить свой выбор на “худшем” из людей – трусе, предателе, убийце? И дать ему такую силу – провидеть и исцелять тела и души человеческие? План у Него такой был особенный, - с нашим, людским, представлением о воздаянии и справедливости никак не согласующийся? Как там сказал старец Анатолий юной беременной дурочке? – “А тебя все равно не возьмут (замуж). На роду это у тебя написано”. Судьба, одним словом. Вот и у него судьба – Остров. Остров предельного одиночества и скорби. Но тогда, какой же чистоты должна была быть “подростковая” душа того труса и предателя из 1942, насколько же она оказалась уязвленной, что фактически отреклась от земной жизни и заточила себя в застенке своего покаянного греха до конца дней? И если бы эта душа могла хотя на мгновение забыть о том невольном прегрешении, разве сумела бы она так жалеть и прощать всех этих усталых и слабых, слепых, суетных, трусливых… в общем, - всех, кто, докучая, приезжал на остров за спасением? Мало, оказывается, вести жизнь праведную, скудную земными благами, каяться и творить добро. Святость предполагает нечто большее. Старец-то, действительно, ощущал себя самым последним грешником из всех, кто был и будет в подлунной юдоли. И только это, кстати, спасало его от самого великого соблазна – признания себя самого избранным, любимейшим сыном Божьим. Потому и творил через него Господь Милость Свою и Волю. Ибо не только исцелялись сердца, но и глаза “отверзались”. Иной раз и сам проситель того бы не желал, да случалось (вспомним, например, эпизод с вдовой пропавшего без вести в далекую Великую Отечественную)… А вокруг думали – чудеса старец творит. А он-то единственно - молился и носил в себе непрестанно тот осколок - “остров” предельной муки, который и был его спасением и упованием.

Такой остров есть и в душе адмирала Тихона, и его дочери Насти, и той, что только “полгодочка-то и пожила” со своим ушедшим на войну мужем, и у настоятеля монастыря, и у ябедника-монаха с детской влюбчивой душой. Словом, у всех, кто явно или тайно, прямо или косвенно “чует” свою вину, свой грех слабости и маловерия. – Благословенный остров.


P. S. “Не умирать страшно, - говорит старец Анатолий, - но предстоять пред Господом, видя грехи свои”. И если этот фильм смотрит современный зритель, если тянется его задерганная усталая душа к чему-то такому, чего и сам он не может сколько-нибудь ясно назвать, то - как говорится, дай Бог.

НА ГЛАВНУЮ ЗОЛОТЫЕ ИМЕНА БРОНЗОВОГО ВЕКА МЫСЛИ СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА РЕДАКЦИЯ ГАЛЕРЕЯ БИБЛИОТЕКА АВТОРЫ
   

Партнеры:
  Журнал "Звезда" | Образовательный проект - "Нефиктивное образование" | Издательский центр "Пушкинского фонда"
 
Support HKey
Rambler's Top100    Яндекс цитирования    Рейтинг@Mail.ru